Фигуры, контрасты и… Тило Волльф

Опубликовано Опубликовано в рубрике #Впечатления, #Люди

Как это часто бывает, очередного героя для своей новой статьи я обнаружил совершенно случайно. И началась-то, эта история, что интересно, вовсе не с журналистики, нет. Решил я выпустить книгу со своими рассказами, которых за десять лет у меня весьма прилично скопилось. И чтобы книжка получилась хорошая, оформленная по всем правилам издательского искусства – всё как полагается – в ней, решил я, кроме самих рассказов непременно должны быть и иллюстрации. Не просто аляповатые картинки, абы как втиснутые меж страниц, а рисунки, ставшие бы частью истории. Но кому доверить столь ответственное дело?

Художников ведь в Людинове более чем достаточно – и маститых, и не очень, и тех, кто только учится, — но не каждый может нарисовать так, чтобы отразить не только смысл, но и дух. Так и оказалось. Бросив клич в соцсетях, получил три-четыре отклика от людей, которые вроде как готовы были взяться за дело. Вуля! Отослал текст первого рассказа на пробу – вдохновляться и рисовать. И несколько дней спустя выяснилось, что у кого-то появились срочные дела, кого-то не устроила скромная сумма вознаграждения, а другие и вовсе исчезли с горизонта… Тут уж я был близок к тому, чтобы разочароваться в художественной богеме нашего городка, но тут мне написал Александр (известный также как Анкель) Волков. С ним мы уже пересекались год назад, когда он выставлял свои работы в РДК на первой «Ночи искусств», и тогда, помнится, его полотна порадовали налетом некоторой провокации.

Одним словом, общий язык мы нашли быстро – Анкель тему схватил на лету, и совсем скоро три иллюстрации лежали у меня на столе. Сработано было на уровне. Скажу без преувеличения – если б ваш покорный слуга имел талант к рисованию, то создал бы именно такие картинки. Причем, что любопытно, за время нашего общения выяснилось, что Анкель рисует совсем недавно.

— Наверное, художественную школу окончил? – забрасываю я удочку.

Да нет, ничего подобного. Если кого-то в детстве родители и тащили в «музыкалку» и «художку», то уж не Волкова точно. Особых склонностей к кисточкам и холстам он, видимо, в ранней юности, не проявлял.
Впрочем, и позже ничего, как говорится, не предвещало творческого взрыва… После школы он поступил в техникум – учиться технологии машиностроения. Ничего более далекого от живописи и придумать-то нельзя.
Но как?.. А потом?..

— А потом друзья подговорили поступать с ними в московский институт путей сообщения, — художник, видно, решил меня окончательно добить суровой правдой жизни, чтобы показать, насколько труден и тернист путь к искусству. – Два года проторчал там как идиот…

И тут впору было понизить голос и, оглядевшись по сторонам, таинственно прошептать: «В один холодный зимний вечер, когда за окном мела метель, в дверь постучался незнакомец с бородой… И коснулся он меня своим посохом, и провозгласил: быти тебе живописцем!»
Но это всё фантазии, конечно. Не было никакого волшебника-чудодея, и дивного посоха тоже не было. Просто однажды зимой он взял в руки карандаш… и начал рисовать.

— Моей первой работой стал поясной портрет Тило Вольффа (лидер немецкой рок-группы «Lacrimosa»), — сообщил Анкель.

Вот так. Кто-то другой начал бы с каких-нибудь херувимов или женских силуэтов. Мой же иллюстратор пошел не проторенной дорожкой… и Тило, наверное, был бы польщен, узнав, что вдохновил русского парня на подобное творчество.
Слово за слово, точнее, штрих за штрихом – и несостоявшийся путейщик стал художником. И ничего! Как будто всю жизнь только этим и занимался. Чаще всего пишет портреты (за этим обращаются в основном девушки, желающие увековечить свои личики, или парни, которые хотят сделать подарок своим подругам). Много картин у Волкова с символическим, аллегорическим содержанием, которые на первый взгляд могут ввести в ступор или вызвать отторжение у консервативного зрителя.

— В моих работах мне важна идея, — говорит он. – Чтобы каждый образ нес какое-то сообщение. Вообще не признаю чистые абстракции…

Да и пейзажи-натюрморты как-то не прижились в его портфолио. А смысл рисовать все эти березки-речки и закаты с рассветами? – пожимает мой собеседник плечами. В наш век фотоаппаратов, смартфонов, селфи и новомодных фильтров каждый может сделать себе любую картинку сколь угодно реалистичного вида. Пытаться изображать то же самое на холсте – это значит идти в тупик.
Хорошая тема для разговора в богемном кружке в эпоху постмодернизма! Но у меня нет цели разводить философские штудии. Интересно другое – вот с Тило Вольффом все, положим, ясно. Музыку «Лакримозы» мой визави знает хорошо, и источник первого вдохновения таким образом обнаружился более-менее явно. А что дальше? В каком виде, в чьем образе муза слетает на художника?

— Я пишу каждый день, — в голосе Анкеля чувствуется деловая хватка человека, совершенно лишенного романтических высокопарностей. Думаю – уж от такого-то муза не упорхнет. Просто не успеет! – Сплю по 4-5 часов, а все остальное время работаю. Завтракаю, сажусь за холст… И…

— …тут вспыхивает искра? – предполагаю про себя.

И опять не угадал. Просто прекрасно!

— Все начинается с линии. Делаю случайный штрих – и потом уже отталкиваюсь от него. На что он похож, что с этим можно сделать…

А сделать можно многое, ой, многое. Непредсказуемое вдохновение способно завести далеко. Конечно, столько-то лет оно спало, ничем не потревоженное!

— Безумно люблю писать с натуры (особенно плоть людскую), предпочитаю людей писать с натуры. Но моделей найти тяжело, ибо большинство – все какие-то забитые и стеснительные (даже за деньги).

— Традиционный вопрос на засыпку: а кто из мастеров тебя вдохновляет?

— Рембрандт, Тициан… Из современников – Люсьен Фрейд, Роберто Ферри.
Больше всего Анкеля, как он сказал, цепляет рембрандтовская игра на контрастах – достаточно вспомнить хотя бы «Ночной дозор» или «Святое семейство».
Да-а, имея перед глазами такие образцы, есть куда стремиться.
И несмотря на то, что по современным мерка творческий стаж у художника совсем небольшой, всего-то полтора года, за это время он уже успел пару раз «выйти в люди». Дебютом Анкеля в прошлом году стала выставка в галерее искусств, после была «Ночь искусств», о которой я уже сказал. А еще в середине декабря он побывал в Калуге на ежегодной выставке-конкурсе памяти Афанасия Куликова (нашего земляка и основателя школы русского лубка). Там он представил три свои картины.

— Что интересно, старшее поколение отнеслось с интересом, но не совсем поняло мое творчество, — вспоминает Анкель. – А вот молодежи понравилось…

Призового места молодому провокатору там не досталось, как это часто бывает на таких вернисажах, где участвуют сплошь маститые члены Союза художников… но он, откровенно говоря, особенно и не расстроился. Некогда – на повестке дня у него очередная работа. Сейчас в задумке у Анкеля большой триптих, где в центре будет человек в образе распластанного ангела с поникшими крыльями, слева – искушающий его Эрос, а справа – старуха-Смерть или по-античному Танатос. Даже по описанию мне чудится что-то весьма грандиозное, почти апокалипсическое…
И остается, пожалуй, только удивляться тем музам, что снисходят на художников – то ли в образе Вольффов, то ли в отзвуках Библии – и тем самым путям творчества, которые всегда таинственны и неисповедимы.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *